ПАВЕЛ БУРДО: человек с фотоаппаратом

(29.10.2015) Рубрика: Досуг

11-1Есть такая шутка: в семье технаря и гуманитария родился лирик-ядерщик. Думаю, речь здесь о том, что люди часто склонны различать друг друга по складу ума, и всегда есть те, кто в эти рамки не укладывается. Пообщавшись с героем этого очерка, я в этом убедилась.

«Сквозь окуляр, исследовавший мир»

Недавно в местном краеведческом музее прошла интересная выставка, привлекшая посетителей своей эксклюзивностью. Редко где можно сразу увидеть такое количество оптических приборов, причём и военных, и сугубо мирных, представляющих разные страны и эпохи: лорнеты, театральные бинокли тридцатых годов, немецкие и английские старинные фотоаппараты, бинокли морские и ночного видения, оптику времён Первой мировой войны, сделанную в Японии, США, Франции и других странах. Есть даже снайперский прицел ручной работы и многое ещё. Все экспонаты – из личной коллекции Павла Бурдо. Узнав фамилию владельца, я уточнила у сотрудников музея: тот ли это Павел, которого многие знают как талантливого фотографа из Полотняного Завода? Всё подтвердилось:
– Мы давно сотрудничаем. Делали выставку фоторабот, часто общаемся. Хотя о Павле, как о коллекционере, узнали случайно, просто в беседе. Он никогда не говорит много о себе. Но предложение сделать эту экспозицию поддержал, помогал нам её подготовить.
Тут следует уточнить, что на самом деле Павел – коренной москвич, а здесь его можно назвать дачником. Но дачником, по-настоящему привязавшимся к этим местам, ставшим почти местным жителем. И хотя, судя по отзывам, человек он довольно закрытый, быть может, даже загадочный, я предложила ему приехать к нам в редакцию и немного рассказать о себе читателям газеты. Не отказал. И беседа получилась. Говоря языком фотографов, она осталась в памяти яркими кадрами биографии героя и необычным ракурсом его личности. Итак…

В прошлом тысячелетии

Склонности к тем или иным наукам дети проявляют рано: одни – задачки «щелкают» на раз-два, другие – без ума от жучков-паучков, а кто-то красиво, грамотно пишет и любит читать. Павлу же с юности было интересно всё. Учился в классе с математическим уклоном, взахлёб читал художественную литературу. Занимался футболом, был рекордсменом школы по бегу. Страсть к собиранию необычных вещей появилась в те же годы:
– Сверстники коллекционировали марки, календари, монеты, а меня вдруг начинали интересовать, например, старые кирпичи. Представьте: стоит где-нибудь в деревне добротный каменный дом, и сложен он из именных кирпичей с фамилией мастера, с клеймом. Ещё мне нравились красивые старинные крышки от люков. В Москве можно было такие увидеть, и это не какая-то штамповка, как сейчас. Или вот каслинское чугунное литьё. Это же настоящие произведения искусства. Понятно, что всё это стоит немалых вложений, нужно где-то хранить, поэтому реально собирать такое трудно, для меня это осталось на уровне идеи. Позже я серьёзно занялся оптикой. Самые первые предметы появились случайно, как это бывает, а сейчас целенаправленно ищу их на «блошиных» рынках,
в специальных магазинах, покупаю с рук.
В 17 лет Павел приобрёл свой первый фотоаппарат  «Смена 8М». И на всю жизнь увлёкся фотографией. Рассказывает, как поначалу снимал всё подряд, а потом, при проявке плёнки, многое уже не казалось таким интересным. Учился на собственном опыте.
Окончив школу, стал студентом Московского института управления. Несмотря на проявления творческой натуры, профессию выбрал серьёзную. Как и положено, отслужил в армии. Да ещё там, где до искусства было особенно далеко.

«Курорт» Капустин Яр

11-2Ракетные войска стратегического назначения обеспечивали ракетно-ядерный щит СССР. Те армейские годы мой собеседник вспоминает часто. Говорит, было интересно, но и ответственность большая: вся связь дивизиона. Это в 19-то лет. Побывал в Белоруссии, в украинском Павлограде. Особенно запомнился знаменитый полигон Капустин Яр в Астраханской области:
– На градуснике 45 градусов жары, в комнатах, «набитых» сложнейшим оборудованием, закрашены окна. Секретность. А рядом – верблюды ходят.
Срочная служба закончилась, но не прервалась связь с военным делом – работа в Министерстве оборонной промышленности СССР обязывала к тому. Занимался Павел обеспечением защиты государственной тайны, имея в подчинении более 80 оборонных предприятий. После этого стал начальником отдела в фирме по производству легкомоторных самолетов, а потом ушёл в малый бизнес. Занимается, кстати, реализацией оптических приборов.

Полотняный Завод. Сегодняшний день

11-3

Снято с любовью: Полотняный Завод хорош и в будни, и в праздники, в любое время года.

Я всё хотела узнать: почему Полотняный, как впервые сюда попали? Павел отвечает:
– Калужская область мне не чужая из-за бабушки. Та отсюда родом, из деревни Семёновка Юхновского района. С женой мы долго искали место, куда могли бы выезжать из Москвы. Хотелось за город, на природу. Из-за этого, между прочим, слово «завод» в названии посёлка меня всегда немного смущает. Один раз знакомые пригласили на Пушкинский праздник, потом мы стали бывать здесь каждый год. Лет пятнадцать назад приобрели дом. В очень красивом месте, на берегу Суходрева.
Все эти годы наш герой много снимает. Своим глазом фотографа он видит то, к чему мы привыкли и не замечаем: очарование местных пейзажей и старинной архитектуры, забавные сюжеты и интересные лица. Показывает нам – нас же, но с лучшей стороны. Каждый его кадр проникнут добротой, уважением к окружающим людям, культуре и традициям посёлка, об истории которого он знает больше многих местных. В его личной библиотеке собраны книги о Полотняном Заводе, с автографами авторов. К появлению некоторых изданий, вышедших в последние годы, Павел и сам приложил руку. Много общался с жителями в поиске старых снимков ярмарок начала прошлого века, видов посёлка. Дружил с Марком Сергеевичем Воейковым, они сотрудничали в газете «Полотняный Завод». Несколько лет назад книгу о полотнянозаводских ярмарках издавал Шалва Иосифович Тогоев, Павел и тогда помог с подбором иллюстраций. Сегодня он постоянно снимает знаковые мероприятия и праздники в посёлке, создавая своеобразную летопись нашего времени.
Работает с нашими музеями – районным краеведческим и усадьбой Гончаровых. Здесь прошло несколько персональных выставок Павла Бурдо. Были показаны настоящие картины, которые можно долго разглядывать и восхищаться русской природой. Это любимая тема фотографа, особенно в золотую пору осени. Он использует самое современное «снаряжение», самостоятельно овладел специальными программами обработки фото, чтобы донести и до нас всю эту красоту.
Чем ещё увлечён Павел Бурдо? Ходит на рыбалку до поздней осени, устраивает часовые заплывы в реке, в свободное время перечитывает Вересаева, общается с женой, сыном и внуком. Сейчас он – не физик, не чиновник, не военный. Скорее, Созерцатель, умеющий видеть. Таким хороший фотограф и должен быть.
Признаюсь, этот материал писался нелегко. Мне хотелось показать человека, с которым я лишь недавно познакомилась, разным, с многих сторон. Не знаю, как это получилось, но мне было интересно. А вам?
Татьяна МАШНЕНКОВА.

Related posts

Leave a comment